Внутриличностный конфликт у подростков

Особенности внутриличностных конфликтов в подростковом возрасте

Обращаясь к вопросу внутренних конфликтов подросткового возраста, важно определить основные психологические образования этого возраста, которые создают условия для развития новых потребностей и определяют дальнейшее развитие личности. Неудовлетворение этих потребностей ведет к аномальному изменению личности, развитию кризисных состояний и, как следствие, к невротическим явлениям.

К главным новообразованиям подросткового возраста, как известно, относят развитие сознания на уровне самосознания, развитие понятийного мышления и развитие «чувства взрослости» [4, 5, 6].

Самосознание проявляется у подростков открытием своего внутреннего мира, который по мере взросления, все более и более наполняясь, осознается подростком как нечто особенное. Л. С. Выготский акцентирует внимание не столько на результате, сколько на процессе развития самосознания. Следуя принципам теории интериоризации психических функций, он полагает, что самосознание не вдруг открывается подростку (хотя субъективно именно так и может переживаться подростком), а проходит три качественные ступени в процессе онтогенеза: 1) первоначальные аффективные самоощущения ребенка; 2) наполнение этих аффектов смысловым содержанием со стороны окружающих помимо воли ребенка, который присваивает это смысловое содержание; 3) проявление самосознанием аффективно-смыслового содержания через внутреннюю рефлексию. Анализируя содержание развития самосознания в подростковом возрасте, Л. С. Выготский выделяет несколько его направлений: 1) возникновение собственного образа, которое проходит много промежуточных ступеней от самого раннего возраста, начиная от наивного незнания себя, до богатого, углубленного знания; 2) познание себя извне вовнутрь: вначале дети познают только свое тело, затем им открывается мир собственных чувств и переживаний; 3) интегрирование образа Я: подросток все более и более начинает сознавать себя как единое целое; 4) отграничение собственного мира от мира других людей, что часто переживается подростками как чувство одиночества, покинутости; 5) развитие суждений о себе по морально-нравственным критериям; 6) «нарастание интериндивидуальной вариации»: открытие индивидуальных различий между индивидами [4, с. 229—230].

Внутренний мир предстает всем богатством своих сокровенных мыслей, чувств, исканий. У подростка возникает потребность в защите своего внутреннего мира, ограждении его от посягательств других людей. Не случайно подростковый возраст отмечается повышением уровня эгоцентризма, сосредоточенности на своем Я. [11]

Понятийное мышление дает возможность анализировать, обобщать, строить умозаключения, видеть различия между явлениями. Собственно, благодаря понятийному мышлению и возможно выделение своего внутреннего мира, осознание его особенностей и отграничение от мира других людей, осознание различий между индивидами, «нарастание интериндивидуальной вариации».

«Чувство взрослости» часто определяется как стремление подростков подражать взрослым людям и выражается в желании выглядеть и вести себя по-взрослому. Однако, Д. И. Фельдштейн считал, что понятие «чувство взрослости» необходимо наполнить психологическим содержанием . спорным является положение о том, что чувство взрослости проявляется у подростка в основном в желании подражать взрослым. [7, с. 155].

«Чувство взрослости» подростка представляет собой достаточно сложное переживание, состоящее из нескольких новых для него чувств. Все они сопряжены с развитием сознания и понятийного мышления. Главное из этих новых для подростка чувств — возникновение критического отношения к миру взрослых. И как следствие — развитие тревоги, часто переходящей в депрессивные состояния, из-за разочарования во взрослом мире и в мире в целом. Подросток начинает открывать и осознавать мир других людей, которые иначе думают, чувствуют и поступают не так, как он сам. Подростку становятся заметны слабости, просчеты, неумения, незнания тех взрослых, которым еще вчера он безоговорочно доверял. Открывая для себя несовершенство взрослых людей, подросток одновременно начинает испытывать чувство разочарования и тревоги: «Как жить в несовершенном мире? На кого можно положиться? Кому можно безоговорочно доверять, как прежде?»

Таким образом, более глубокий, внутренний и неосознаваемый подростками и взрослыми смысл «чувства взрослости» можно определить как развитие критического отношения к миру взрослых. Возникает чувство отстраненности от близких взрослых, которое далее, при неблагоприятной социальной ситуации развития, трансформируется в противопоставление себя всему взрослому миру и даже миру в целом, включая и самого себя * . Из чувства разочарования возникают тревога, недоверие к миру, чувство одиночества, депрессивность и суицидные настроения [8]. Внешний смысл проявления чувства взрослости — это желание выглядеть по-взрослому, стремление подражать взрослым. Но то, каким образом «взрослость» будет проявляться во внешнем поведении подростка: будет ли он подражать позитивным сторонам взрослой жизни или, скорее, негативным ее проявлениям, зависит от того, как, в какой мере и каким взрослым будет воспринято истинное чувство взрослости данного подростка.

«Чувство взрослости», как разочарование в совершенстве мира, рождает один из существенных внутренних конфликтов подросткового возраста — конфликт доверия к миру, как столкновение потребности в доверии миру взрослых, которую подростки не осознают, и одновременно недоверия к нему, которое во многом осознается подростками. Этот конфликт, вызывающий кризисные состояния перекликается с конфликтом доверия, возникающим у детей в их первый год жизни в результате фрустрации потребности в эмоционально-тактильном общении со значимым взрослым. Вероятно, степень переживания конфликта доверия у подростков во многом обусловлена степенью травмирующего опыта переживания конфликта в раннем детстве.

SHEIN Many GEO's

Осознание открывающегося подростку собственного внутреннего мира, индивидуальных различий, развитие критического отношения к взрослым и осознание несовершенства мира рождают у подростка важную для личного развития потребность — потребность в дистанции и независимости от окружающих, прежде всего от взрослых. Подростки часто активно и настойчиво проявляют свою потребность в независимости и дистанции. Они требуют не досматривать их вещи, не читать их дневники и записки, не задавать им вопросов, на которые они не хотят отвечать, и вообще не обращаться к ним и не устраивать дознания без их на то согласия. Взрослые, и родители, и учителя очень протестно воспринимают требование подростка дать ему независимость. Одну из своих первоочередных функций взрослые видят в воспитании своих детей и учеников. И воспитание они понимают как неусыпный контроль, а протест подростка воспринимают как трудность, которую непременно следует преодолеть, сломить, сделать подростка подвластным и послушным. Устав от постоянных препирательств, взрослые идут на «самую решительную воспитательную меру», бросая в сердцах подростку: «Раз уж ты такой взрослый и самостоятельный, то управляйся со своими делами сам, живи, как хочешь, и за помощью ко мне не обращайся!» Воспитательная мера действительно «решительная». При этих словах подросток вздрагивает и сникает. Он не совсем верит этим словам, но ему страшно представить, что он вдруг окажется без помощи и поддержки один перед лицом сложного и непонятного мира.

В данном случае подростки переживают второй внутренний конфликт — конфликт противоречивых потребностей, когда сталкиваются две противоположные потребности, необходимые для развития личности: потребность в дистанции и независимости и такая же мощная потребность, но прямо противоположно направленная — потребность в зависимости и поддержке. Острота конфликта заключается в том, что подростки не осознают этого противоречия. Обе эти потребности существуют одновременно и требуют от значимых взрослых одновременного их удовлетворения. В противном случае кризис и искаженное, невротическое развитие личности неизбежны. К сожалению, в реальной жизни взрослые чаще пытаются решать этот конфликт односторонним образом: поддерживать либо одну, либо другую потребность, оставляя, таким образом, конфликт неразрешенным, что и приводит к развитию кризисов и неврозов. Разумеется, разрешение этого внутреннего конфликта кажется крайне сложным, но тем не менее, как показывает практика, возможным.

Развитие самосознания открывает подростку его внутренний мир, наполненный новыми для него отношениями, мыслями, чувствами, новыми переживаниями. Способность осознавать свой внутренний мир рождает в душе подростка еще один, ранящий его, внутренний конфликт — двойственные чувства к близким взрослым, друзьям, знакомым.

В психологии явление противоречивого отношения к действительности носит название «амбивалентности эмоций и чувств». [12] С точки зрения закономерности нашей эмоциональной жизни, сформулированной А. Н. Леонтьевым, чувство, как длительное и устойчивое отношение, часто вступает в противоречие с эмоциональным отношением — ситуативным и кратковременным, что вызывает у человека определенные внутренние переживания. Каждый человек по-разному решает этот внутренний конфликт. Следует заметить, что далеко не любой взрослый в состоянии адекватно решать это противоречие. Тем более трудно справиться с этим конфликтом подростку, который вдруг открывает для себя, что он одновременно «любит и ненавидит своих родителей». Понятно, что любит он их всегда и постоянно, а «ненавидит» только в определенных ситуациях. Хотя в разных случаях, в разных взаимоотношениях соотношение любви и ненависти может варьировать. [5]

Конфликт двойственных чувств — еще одна область, представляющая противоречие внутреннего мира подростков. Амбивалентность, как показывают исследования, испытывают все люди с самого раннего детства. Однако дети до определенного возраста не замечают, не осознают этого состояния. Подростки, с развитием самосознания, вдруг начинают замечать, осознавать в себе двойственность отношений. Это открытие является для них шокирующим и неприемлемым. Для подростков противоречие в отношениях становится большой внутренней проблемой, граничащей с безнравственностью. Подростки пытаются активно сопротивляться этой двойственности, но реальность отношении вновь и вновь ставит перед ними эту проблему. И наконец, устав от внутренней борьбы, они вынуждены прибегать к какому-либо выходу. Многие авторы обращают внимание на те глубочайшие переживания, которые испытывают подростки, сталкиваясь с осознанием своих противоречивых чувств, к своему близкому окружению. Подростки пытаются бороться с двойственностью отношений, укоряя себя в собственной «безнравственности», так они называют это противоречие, и каждый по-своему решает этот внутренний конфликт. Часть подростков, окончательно смирившись с собственной «безнравственностью», принимают свою негативность и начинают вести себя еще более нетерпимо и вызывающе, открыто демонстрируя свое негативное отношение к окружающим, полагая, что таким образом они по крайней мере остаются честными перед собой. Конфликт амбивалентности эмоций и чувств подростки этой группы решают, принимая на себя роль грубого, агрессивного человека, и на этой волне позволяют себе быть агрессивными, недоброжелательными, строптивыми во всех ситуациях. В данном случае развивается защитная невротическая реакция в виде агрессивного поведения, «движения против людей», если следовать терминологии К. Хорни. [5]

Выделяется также часть подростков, чувствительная к проблемам эмоционального отношения к себе со стороны окружающих, испытывающая высокую степень неуверенности в себе. В их поведении наблюдается невротическая реакция «страх быть виновным». Им чрезвычайно трудно бывает извиниться даже в незначительных конфликтных ситуациях. Страх оказаться виновными заставляет их быть крайне изворотливыми.

Подростки, склонные к интроверсии, испытав двойственное отношение и испугавшись своей «безнравственности», пытаются решать этот конфликт через признание своей виновности. Решение внутреннего конфликта оборачивается для них постоянным самокопанием, развитием чувства вины и неудовлетворенности собой. Подростки, ориентированные на внутренний локус контроля, всю вину за негативные эмоциональные состояния берут на себя. Их внутренний мир наполняется тайным самобичеванием и развитием негативного отношения к себе. В результате разрешение конфликта приводит к более усугубленным личностным проблемам, которые можно классифицировать как невротические образования. Такие подростки склонны вести замкнутый образ жизни, часто бывают угрюмы, необщительны. Некоторые из них начинают себя считать причиной всех бед, происходящих рядом с ними, что вполне может классифицироваться как невротическая реакция «движение от людей».

Ориентиром в коррекционной работе с конфликтом двойственных чувств подростков должно стать зрелое отношение к проблеме самого взрослого.

Конфликт «Я-концепции» проявляется как минимум в трех направлениях: в реконструкции «образа Я»; в конфликте «самооценки» и «самоотношения», в противоречии между реальной и идеальной «Я-концепциями»;

Обусловленность отношения к себе отношением значимых других в подростковом возрасте начинает претерпевать определенные изменения. Если в развитии своей «Я-концепции» младшие школьники, а тем более дошкольники практически полностью ориентируются на значимых взрослых, то для подростков первостепенное значение приобретает ориентация на сверстников и собственное самопознание. Не следует полагать при этом, что сверстники полностью вытесняют взрослых. Для подростков роль взрослого по-прежнему остается значимой.

Внутренний конфликт «образа Я», возникающий в результате резкого изменения внешности, в той или иной степени переживают все подростки [5].

В подростковый период, особенно в фазе пубертата, происходят значительные внутренние и внешние изменения в человеке. Подростки существенно прибавляют в росте, изменяются пропорции тела, развиваются вторичные половые признаки, появляются новые внутренние ощущения, вызванные перестройкой гормональной системы, развитием (часто не пропорциональным) внутренних органов и физиологических систем. Кроме того, развитие самосознания, мышления и личностные новообразования делают подростка в определенной мере и внешне, и внутренне не узнаваемым самим собой.

Подростки оказываются перед необходимостью реконструкции своего представления о себе. Реакция подростка на свою меняющуюся внешность, как правило, носит негативный характер. Подростку трудно принять изменившегося себя, у него возникают стыдливость, застенчивость и даже тревожные ощущения по поводу своей внешности. Это хорошо видно в повышенном внимании к меняющимся чертам лица, фигуры, пропорциям тела, придирчивом рассматривании себя в зеркале, грусти и унынии по поводу «ужасного» носа или ушей. Им становится мучительно трудно выходить отвечать к доске и даже подниматься на всеобщее обозрение с места; невыносимо одному ездить в транспорте или отправляться в магазин за покупками. Подростку, в силу собственного эгоцентризма, кажется, что все окружающие смотрят на него и испытывают такую же неприязнь к его внешности, как и он сам. Повышенная застенчивость может проявляться в «эффекте пещеры», когда подростки стремятся спрятать лицо под длинной челкой, надвинутой на глаза шапкой, уткнуть лицо в высокий воротник. Непомерные украшения — это тоже средство укрытия, помогающее отвлекать посторонние взгляды от своей персоны.

Если подростку не удается, в силу разных обстоятельств, принять свою новую внешность, то кризис может развиться в невроз непринятия своей внешности. Неразрешенный внутренний конфликт «образа Я» может проявлять себя в последующей взрослой жизни через затруднения в общении с противоположным полом, дисгармонию в сексуальных отношениях, в трудностях принятия своей меняющейся внешности в последующие возрастные периоды жизни и т. д.

Конфликт самоотношения. Широко известные исследования самооценки подростков, выраженные в понятиях «завышенной» и «заниженной» самооценок, также свидетельствуют о внутреннем конфликте, связанном с развитием «Я-концепции». Наблюдения динамики родительско-детских отношений позволяют предположить, что в основе «конфликта самооценки» лежит внутренний конфликт между «самооценкой», как результатом рационального, осознанного отношения к себе, и «самоотношением», как эмоциональным и неосознанным отношением к себе. По сути, это конфликт между рациональным (осознанным) и эмоциональным (неосознанным) самоотношениями. Неадекватная самооценка — это защитная реакция на внутренний конфликт, вызванный столкновением желания позитивной самооценки с неосознанным негативным эмоциональным самоотношением. Заниженная самооценка у детей и подростков развивается в условиях эмоционального отвержения и жесткого авторитарного контроля со стороны родителей или других значимых взрослых. Завышенная самооценка появляется в условиях эмоционального отвержения и воспитания при безнадзорности или вседозволенности со стороны родителей. Завышенная самооценка может развиваться и в условиях безотчетной любви родителей, воспитывающих избалованного ребенка.

Конфликт в развитии психосексуальной функции. Если еще в недавнем прошлом развитие психосексуальной функции происходило стихийно, то в современной психологии ее развитию придается такое же значение, как и другим важнейшим психическим функциям: восприятию, вниманию, памяти, мышлению и т. д. Главными составляющими психосексуальной функции являются развитие психологии пола (гендера), половой идентичности, компетентности в психофизиологии полов и их взаимоотношениях, развитие эротической культуры. В этой связи выделяют три уровня развития психосексуальной функции по критерию гармоничного ее развития в отношениях духовного и физиологического начал. Самый примитивный уровень —физиологический — характеризуется сведением психосексуальной функции к сугубо физиологической стороне отношений, при этом выбор сексуального партнера может носить крайне недифференцированный характер. Такой уровень развития наблюдается у людей со сниженным интеллектом или с глубокими невротическими расстройствами личности. Второй, более развитый, уровень —психофизиологический — характеризуется достаточно высоким развитием эротической культуры, более выраженной избирательностью при выборе партнеров, но только по критерию сексуальной привлекательности. Третий уровень развития психосексуальной функции — его можно назвать личностным — характеризуется психофизиологической идентичностью, единством духовного и сексуального влечений. Гармония проявляется в том, что сексуальное влечение к человеку противоположного пола опосредовано духовной близостью его личности. Этот уровень развития предполагает и, сексуальное, и духовное влечение к одному человеку. Истинное сексуальное удовлетворение человек получает только в общении с духовно близким партнером.

Интенсивное развитие психосексуальной функции в подростковом возрасте сопряжено с значительными внутренними переживаниями, вызывает у подростков эмоционально неустойчивые состояния и напряженные внутриличностные конфликты. Наиболее существенный внутренний конфликт, отмечаемый многими психологами, начиная еще с работ Э. Шпрангера, проявляется в противопоставлении духовного и физиологического начал во взаимоотношении полов, «эротики и сексуальности» в отношениях мужчины и женщины. Духовность в отношениях любви мужчин и женщин воспринимается как заведомо положительное явление, облагораживающее, возвышающее человека, воспетое в поэзии и литературе. Причисление этих взаимоотношений к сугубо физиологическим, напротив, воспринимается как принижающее человека явление, ассоциируется с чем-то грязным и постыдным, по поводу чего отпускаются скабрезные шуточки, грубая брань и прочее.[10]

Предполагается, что к юношескому возрасту функция должна гармонизироваться. Но очень часто конфликт влечений фиксируется уже в подростковом возрасте и дальнейшего развития в плане гармонизации функции не происходит. В таком случае двойственность влечений в качестве невротического наслоения остается во всей последующей жизни. Негативные влияния невротического развития психосексуальной функции затем проявляются во внутриличностных конфликтах, в проблемах супружеских отношений, в передаче негативного «сценария» в воспитании детей.

Гармоничное развитие психосексуальной функции у подростков предполагает выполнение определенных условий: 1) гармоничное развитие личности и психосексуальной функции самого воспитателя; 2) корректное просвещение детей и подростков в вопросах пола и развития психосексуальной функции; 3) соблюдение принципа целомудрия в воспитании и девочек, и мальчиков. [10, с. 16-26]

Источник: megaobuchalka.ru